Над границей тучи ходят хмуро

Новость о том, что с 18 марта Российская Федерация закрывает со своей стороны белорусско-российскую границу, для многих стала шоком. А как же братские отношения, как быть людям, которые живут на две страны, что, в конце концов, будет с международными перевозками пассажиров и грузов?

Над границей тучи ходят хмуро

Чтобы выяснить эти и другие вопросы, наш корреспондент в первый день запретительных мер отправился на автодорожный пункт пропуска «Заольша», который разделяет Витебскую и Смоленскую области.

Еще по дороге замечаю: в сторону российской границы едут в основном большегрузы. От Лиозно и до самой Заольши – ни одной легковушки, ни одного автобуса. Подъезжаем к границе, останавливаемся. С российской стороны все по-серьезному: и пограничники, и Транспортная инспекция. С белорусской – уютное кафе с красноречивым названием «Руль» и несколько вагончиков страховщиков, которые предлагают «Зеленые карты» на Россию. Ни силовиков, ни контролирующих органов.

В очереди на проезд в Российскую Федерацию стоят несколько автомобилей с рефрижераторами, с обратной стороны – аналогичная картина. Сотрудники управления Госавтодорнадзора (российский аналог Транспортной инспекции. – Г.З.) деловито проверяли документы у водителей. Их основная задача – осуществлять контроль за соблюдением законодательства Российской Федерации в части осуществления международных автомобильных перевозок, в том числе следить за исполнением международных договоров. После «эстафету» перехватывают пограничники. В сторонке припаркован микроавтобус с надписью «Смоленская таможня». Контроль проводится достаточно быстро. Водителей машин, к которым возникают дополнительные вопросы, просят съехать на обочину. Остальных пропускают без особых задержек.

Над границей тучи ходят хмуро

Спустя 15 минут с белорусской стороны к границе приблизился легковой автомобиль. И через 10 минут его развернули.

Как выяснилось, жители Лиозно пытались проехать в Рудню (ближайший от границы российский поселок), чтобы забрать родственницу, которая там работает.

– Вечером 17 марта она уехала на смену, сейчас должна освободиться. Как ей теперь домой вернуться? Автобус не пришел. И что теперь будет с ее работой, мы тоже не знаем, – пояснил мужчина за рулем «Фольксвагена».

Мы с коллегами заходим на российскую территорию, но на нас никто не обращает внимания. Все службы заняты своим делом. Решили прогуляться дальше. Увидели, как грейдер ровняет обочину, рядом с дорогой – закрытая будка с надписью: «Вкус армянской еды».

Со стороны России к белорусской границе движется легковой «Ниссан». Машина останавливается, не доезжая до представителей силовых органов. Из нее выходят двое парней.

– Ну все, Никитос, пока!

Парни обнимаются, бородатый Никита, поправив рюкзак, топает по трассе в Беларусь. Его приятель садится в авто и уезжает по той же трассе в обратном направлении – в Россию.

– Я – белорус, я домой иду, – уведомляет парень пограничников.

– Проходите, – отвечает служивый в зеленой форме. – Но обратно в Россию вас не пустят, если у вас нет вида на жительство.

Молодому человеку подробно объясняют, как выглядит вид на жительство. Он слушает и кивает.

Мы по-прежнему никому неинтересны. Более того, сотрудник Российской транспортной инспекции нам, как своим, рассказывает, какой «шухер» в Заольше был с самого утра. В это время пытались попасть на работу жители Лиозно, которые давно трудятся в Рудне. Граждан Беларуси, с семи до восьми утра пытавшихся пройти пограничный контроль, было несколько десятков: российские стражи рубежей разворачивали машины каждые 10–15 минут.

– У меня фура стоит в Ольше. Вчера таможенник говорил, что, возможно, тех, кто легально работает на российской территории, будут пропускать. Сегодня убедился в том, что если нет вида на жительство в России, речи об этом не идет, – говорит Андрей, который трудится в российской фирме водителем-дальнобойщиком, а живет в Лиозно.

В схожей ситуации оказались еще несколько водителей-международников, чьи машины стоят в Смоленской области.

Если гора не идет к Магомету… В общем, мы сами подходим к пограничникам, представляемся белорусскими журналистами, просим прокомментировать ситуацию. Вначале один из парней без задней мысли поясняет, что граждан Беларуси, которые едут в Россию по своим делам, пропускать запрещено. Включая тех, кто трудится там. Российских граждан впускаем без проблем. Потом пограничник вспоминает, что вообще ничего комментировать не должен, и подзывает старшего по званию. Тот, в свою очередь, дает нам какой-то номер телефона, по которому все расскажут.

Звоню. В трубке слышу: «Вы позвонили в службу доверия ФСБ…» и короткие гудки. В общем, дозвониться не удалось.

Официально граница со стороны Российской Федерации закрыта из-за мероприятий, связанных с защитой от коронавируса. Но защитных масок и перчаток у сотрудников российских контролирующих органов мы не заметили. Не наблюдалось в Заольше и врачей, которые бы делали экспресс-анализы.

Коротая время, подхожу к вагончику «Белкоопстраха».

– С утра я продал всего одну страховку. Обычно до обеда пять, а то и десять продавал. А бывало, что и 20 страховок выходило, – рассказывает страховщик Дмитрий. – Плохо стало после закрытия границы. А будет еще хуже. В Лиозно, считай, полгорода на работу в Россию через границу ездили. Как им теперь?

В кафе «Руль» тоже немноголюдно.

– Двенадцать лет тут работаю. Вчера вечером было много людей, а теперь вот тишина. Все гадаем, что же дальше будет, – говорит буфетчица Зоя Львовна.

В кафе достаточно уютно, вкусная еда, чай, кофе, сигареты. Даже сотрудники Российской транспортной инспекции и пограничники заходят сюда.

Масок Зоя Львовна и ее коллеги тоже не носят. Говорят, новости в интернете не читают, а потому коронавируса не испугались до такой степени, чтобы в масках работать. Но в туалете кафе рядом с дозатором жидкого мыла поставили бутылку с антисептиком.

– Что, закрытая граница? – удивляются дальнобойщики-узбеки. – Заезжали в Россию со стороны Казахстана, там температуру на границе измеряли, пистолет какой-то ко лбу приставляли. А здесь, говорят, границу закрыли, но ничего, кроме документов, не проверяют.

– Как я понял, дальнобойщиков запрет не касается. Но если рассудить, откуда проверяющие на границе знают, в каком состоянии водитель? Как определить? Да даже если бы у них был тепловизор. А может, у человека просто температура или ОРВИ? Или, наоборот, коронавирус есть, но пока не проявляется? А водитель тоже много с кем общается: и с бухгалтерией, и с кладовщиками, и с грузчиками. Кому-то руку пожал, документы передал – вирус и пошел гулять. Так что все эти запреты сейчас выглядят смешно, какая-то иная цель преследуется, – вмешивается в разговор еще один дальнобойщик.

– На случай скопления людей мы приняли меры: по дороге к Заольше работает круглосуточный пост ГАИ, скорая предупреждена о возможных экстренных вызовах, коммунальщики поставили у границы два дополнительных биотуалета и емкости для мусора, усилила контроль санстанция. Люди, которые работают в России, в райисполком за помощью не обращались. Но, как вы понимаете, границы как таковой не существует – в районе много дорог, которые никем не охраняются. Беларусь никаких ограничений не вводила, – прокомментировал ситуацию председатель Лиозненского райисполкома Сергей Земченок.

Действительно, сегодня границы между Россией и Беларусью по факту нет. Она полностью прозрачна. И перекрытие основных трасс не даст ничего. Есть десятки объездных дорог и сотни всяких проездов, проселочных и лесных дорог. Чтобы все их перекрыть, нужны недели и тысячи пограничников, врачей СЭС и бойцов МЧС. За это время ситуация может измениться кардинально. Либо вирус начнет усыхать и уходить, либо, наоборот, эпидемия будет вовсю полыхать и придется вводить жесткие карантины не только между странами, но и между городами внутри этих стран.

Директор представительства Ассоциации «БАМАП» в Витебской области Дмитрий Решатнев сообщил, что тем перевозчикам, которые осуществляют международные перевозки грузов в рамках закона, опасаться не стоит. Грузового автотранспорта ограничения не касаются.

А вот пассажирские перевозки с Россией закрыты.

– С 18 марта мы приостановили движение пассажирских автобусов в Смоленск, Псков, Великие Луки и Санкт-Петербург, с 14 марта – в Вильнюс и Даугавпилс, – пояснил первый заместитель генерального директора ОАО «Витебскоблавтотранс» Сергей Залесский.

 Коснулся запрет на поездки в Российскую Федерацию и тех, кто привык пользоваться услугами железной дороги. Поезда № 6641/6644, № 6643/6646 Витебск – Рудня – Витебск с 18 марта курсируют до станции Заольша, № 6184/6183, № 6186/6185 Орша – Красное – Орша теперь следуют только до Осиновки – последней приграничной станции на белорусской стороне.

Международные пассажирские поезда, курсирующие в сообщении с Москвой и Санкт-Петербургом, пока следуют согласно действующему графику. Однако воспользоваться их услугами смогут только граждане Российской Федерации, участники официальных делегаций, дипломаты и граждане Беларуси, имеющие российский вид на жительство. Разрешается гражданам Беларуси также приехать на похороны родственников, но для этого необходимо иметь справку.

Сколько продлится ситуация с запретом на въезд в Россию граждан Беларуси, пока никому не известно. Официально все должно ограничиться началом мая, но не исключено и продление этих сроков.

Геннадий ЗАКРЖЕВСКИЙ, «ТБ»

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.